Я всегда очень хотела детей, но появление старшей дочери оказалось серьезным вызовом. Главным образом из-за несоответствия ожиданий и реальности. Если честно, я вообще не очень понимала, чего ждать. 11 лет назад еще не был так развит интернет, и кроме пары мамских форумов со списком вещей, которые нужно взять в роддом, и нескольких книг серии «Наш Малыш» информации почти не было.

Дарима БазароваОт родственников проку тоже было немного. Единственный родитель моего мужа – буддийский лама очень почтенного возраста, а мои близкие, по-первых, были очень далеко, а во-вторых, их опыт родительства был, как сейчас говорят, нерелевантен. Я родилась во времена дефицита в многодетной семье в Сибири, и мое детство было довольно суровым. Родители разрывались между домом и несколькими работами, меня часто забывали забрать из детского сада, а в третьем классе отправили одну в школу-интернат, которая была лучше нашей районной.

В общем, четкого примера родительства у меня в голове не было, и вернувшись из роддома, я немедленно почувствовала себя так, будто еду на горящем велосипеде без руля и педалей. Я была уже не я, а источник еды и заботы, который должен быть начеку 24/7. Активного образа жизни и социума вокруг не стало сразу, следом пропал сон, горячая еда сменилась на остывшую, а ванная — на пятиминутный душ раз в сутки.

Сейчас я вспоминаю об этом с улыбкой, но тогда этот переход случился так резко, что времени и сил не осталось даже на чтение форумов. Поэтому я стала действовать по наитию, не особенно задумываясь, какой матерью хочу быть – лишь бы не плохой (что такое «плохая» я тоже не особенно думала). И только 11 лет, еще двоих детей и много часов терапии спустя я понимаю, что выбрала тогда самую провальную модель: гиперопекающей мамаши, которая боится избаловать ребенка и из-за этого недодает ему любви. Забегая вперед скажу, что я себя за это не виню.

К рождению второй дочери мы были готовы значительно лучше: наняли няню, знали всё о детских товарах и педиатрах. Информации тоже стало несравнимо больше, я начала читать какие-то статьи, общаться с другими мамами и рефлексировать о том, как нужно вести себя с ребенком и как его развивать. Но в тот момент стала активно развиваться наша клиника Чжуд-Ши, и муж попросил меня стать генеральным директором.

Мне нравилось реализовывать себя в работе, видеть результат, наконец-то выйти в люди. Но домашняя нагрузка никуда не делась: я все еще была мамой двоих маленьких детей, женой, заботилась о дедушке мужа, который живет с нами, и многое делала по дому. Конечно, мне помогала няня, но ритм жизни был просто безумным, и свободного времени все равно почти не было. Тогда я это не особенно осознавала и то, как сильно мне его не хватало, поняла только 7 лет спустя.

В этой точке всё совпало: клиника встала на рельсы, девочки пошли в школу, и это освободило какое-то количество времени лично для меня. Цифра в паспорте неумолимо двигалась к отметке 40, и привычные дела отнимали все больше энергии. Организм начал мягко намекать, что неплохо бы заняться здоровьем в целом и спортом в частности. А главное, пространство вокруг наполнилось огромным количеством качественной научно-популярной литературы о здоровом образе жизни, саморазвитии, психологии, общении с детьми.

Дарима и дочкиЯ начала много читать, рефлексировать, и меня наконец осенило, что все эти годы я упускала из виду себя. Я занималась детьми, мужем, дедушкой, работой и домом, но не давала себе шанса восполнить потраченную энергию. Не задумывалась о том, что сходить на массаж, почитать в тишине книгу, да хотя бы просто расслабиться, выпить чая, который еще не остыл, и съесть не то, что не доел твой ребенок, а то, что ты приготовил лично для себя, – это важно. Это делает тебя счастливее и восполняет тот ресурс, который ты потом отдаешь своим близким.

Первое время я буквально заставляла себя о себе заботиться. Оказалось, я даже не умела толком слышать свои желания и расставлять личные границы. Действительно ли я хочу что-то съесть или куда-то сходить? Как я на самом деле люблю проводить время? Что мне интересно? Под знаком этого самопознания прошла моя третья беременность. Вдобавок к этому роды и первые месяцы жизни младшего сына я провела в Америке, где все вокруг было новым: еда, ритм жизни, даже стиль одежды. Заново выстраивая быт, я старалась делать это так, как хочется, а не так, как привыкла. В процессе узнала много нового о своих пристрастиях и интересах.

А еще я стала гораздо спокойнее. К третьему ребенку ты ко всему начинаешь относиться философски. Не несешься к педиатру с каждым прыщиком, не обрабатываешь антисептиком все поверхности в доме и спокойно смотришь, как он размазывает по лицу и мебели детское питание.

Отсутствие тревожности и новая привычка заботиться о себе освободили во мне гигантский моральный и физический ресурс на то, что принято называть осознанным родительством. А еще мне очень помогла книга психолога Людмилы Петрановской «Тайная опора». Я, наконец, поняла смысл совета, который давал мне Балбар-Лама еще с первым ребенком, и который меня тогда ужасно раздражал. Он постоянно говорил: оставь, отпусти, не запрещай. Пусть лезет, пусть трогает, пусть познает мир.

Оказывается, он старался объяснить мне, что счастье ребенка не в том, какую марку подгузников я выберу, тепло ли он одет. Счастье – в моей безусловной любви и принятии. И в том, что мама тоже счастлива и спокойна. Приняв это, я стала получать невероятный кайф от материнства, а мои отношения с детьми стали ближе.

Но это ни в коем случае не значит, что я обесцениваю свой опыт воспитания старших дочерей. Я воспитывала их так, как умела, и очень старалась. Терапия помогла это понять и избавиться от вечного чувства вины и страха, что я недостаточно хорошая мать. Нет, я достаточно хорошая мать. И если вы любите своего ребенка, то вы тоже.