В скором времени мы выпустим книгу о Балбар ламе — основателе клиники Чжуд-Ши и одном из старейших тибетских монахов. А пока книга верстается, вы можете на нее подписаться и почитать отрывки рукописи.

Лама Гэлэг Балбар родился в 1926 г. в селе Зугалай Агинского округа (сегодня это территория Забайкальского края).

jutshi balbarlama zugalai

Род Ламы Гэлэг Балбара – Хуасай – уходит корнями в древнее бурятское племя Хори, пришедшее в Восточное Забайкалье в XVII в. В молодости лама Балбар принял полные монашеские обеты и по сей день имеет монашескую степень гелонг.

С десяти лет Балбар лама учился в монастырях. Получил полное буддийское образование, достиг степени геше — доктора и профессора философии и медицинских наук, если приводить этот титул в соответствии с западными стандартами.

Сейчас его врачебный стаж составляет более 55 лет. Лама Балбар стажировался и практиковал в монастырях Тибета, Китая, Монголии и Бурятии, что подтверждено множеством врачебных дипломов.

Его официальное звание ― Цаннид лама, что в западной научной иерархии соответствует доктору философских наук. Лама Гэлэг Балбар отвечает за философское образование и экзамены-диспуты во всех дацанах Буддийской традиционной Сангхи России.

Геше Манрамба лама – почетное профессиональное звание Ламы Балбар как ученого и практика тибетской медицины, соответствует доктору медицинских наук. В 2016 году ему исполнилось 90 лет со дня рождения.

Геше Манрамба лама – почетное профессиональное звание Ламы Балбар как ученого и практика тибетской медицины, соответствует доктору медицинских наук.

― Кто решил, что вы должны стать ламой?

— Дедушка и мама ― тяжело было прокормить троих детей. Впрочем, мне и самому нравилась эта идея.

― В свои 10 лет Вы уже понимали, какие ограничения привнесет монастырь в Вашу жизнь?

— Я знал, что есть ламы, которым нельзя заводить семью. Но всех обетов и тонкостей не понимал, конечно.

― Как проходило обучение в монастыре?

— Я постоянно находился рядом с Учителем и получал образование: изучал тибетский и старо-монгольский языки, буддистскую философию, заучивал наизусть священные тексты, мантры. От родного дома я был отлучен, потому что если становишься хувараком (послушником), то отрекаешься от прежней мирской жизни.

― Что вам, десятилетнему ребенку, давалось поначалу труднее всего в монастырской жизни?

— Учиться. Прежде чем постичь смысл и глубину священного текста, надо его не просто прочитать, а точно выучить наизусть. Этот метод познания требует буддистского самоотречения от своего эго.

― Ученик сам принимает решение, будет он ламой, который женится, или ламой-монахом, давшим обет безбрачия?

— В 1945 году я решил продолжать обучение и принял обеты «гэцул» (36 обетов), а в 1947 году принял полные монашеские обеты — их 253.  Обетов так много, потому что многие из них мелкие: как надлежит одеваться, что можно есть, как содержать себя в чистоте и так далее. Но самые важные, конечно, ― это пять обетов: не убивать, не врать, не красть, не иметь отношений с женщинами, не принимать спиртные напитки. Вообще, главное, помнить, что миссия любого ламы — нести в мир учение Будды и достичь Просветления.